Выберите шрифт

Шрифт:
Интервал между буквами (кернинг):

Выбор цветовой схемы

Доплата к пенсии родителей инвалидов с детства: какой она должна быть?

В настоящее время положения пенсионного законодательства РФ в отношении фиксированной выплаты к пенсии по старости родителей инвалидов с детства, достигших совершеннолетия, довольно неопределенные. 

Из-за этой неопределенности пенсионное обеспечение граждан, относящихся к одной категории – родителей инвалидов с детства, нуждающихся в постоянном постороннем уходе, – осуществляется в разном размере. Примером тому является история Инны Дашковой из Челябинска, которая воспитывает сына Константина, являющегося инвалидом с детства 1 группы.

Константин был признан недееспособным решением суда, когда ему исполнилось 16 лет. До этого его мать получала ежемесячную денежную выплату, которая выплачивалась ей как неработающему трудоспособному лицу, осуществляющему уход за ребенком-инвалидом.

Когда Инне исполнилось 50 лет, ей как матери ребенка-инвалида, воспитавшей его до 8-летнего возраста, была досрочно назначена страховая пенсия по старости. Размер ее пенсии составил 9829,28 рублей, в том числе 6406,81 рублей – фиксированная выплата к данной пенсии с учетом ее повышения на одного иждивенца.

Однако после достижения ее сыном совершеннолетия фиксированная выплата к установленной страховой пенсии по старости стала начисляться в стандартном размере – 4805,11 рублей. При этом суммарный размер ее страховой пенсии по старости с учетом этой фиксированной выплаты составил 8227,58 рублей.

Инна Дашкова пыталась оспорить уменьшение фиксированной выплаты к пенсии в суде, однако они не увенчались успехом. Суды разных инстанций отказали ей в установлении факта нахождения сына на ее иждивении и в перерасчете страховой пенсии по старости. Ссылаясь на часть 3 статьи 17 Федерального закона «О страховых пенсиях», судьи пришли к выводу об отсутствии правовых оснований для повышения фиксированной выплаты к назначенной ей страховой пенсии по старости.

В судебных решениях указывалось на то, что размер получаемых сыном Инны Константином социальных выплат, включая социальную пенсию по инвалидности, ежемесячную денежную выплату инвалиду I группы, ежемесячную компенсационную выплату на уход и ежемесячную компенсацию расходов на оплату жилья и коммунальных услуг, превышает размер страховой пенсии по старости, назначенной самой Инне.

По логике судей, доход Инны, состоящий исключительно из пенсии по старости, не может рассматриваться как постоянный и основной источник средств к существованию ее сына. Именно поэтому Константин, по мнению судей, не может быть признан иждивенцем Инны Дашковой. Сам же по себе факт нетрудоспособности, по мнению судей, не может служить достаточным доказательством для признания его лицом, находящимся на иждивении матери.

Инна Дашкова не согласилась с решением районного и областного апелляционного суда и обратилась в Конституционный суд Российской Федерации. Она попросила судей КС РФ установить конституционно-правовой смысл норм пенсионного законодательства, позволяющих двояко трактовать право на назначение фиксированной выплаты к страховой пенсии родителей, ухаживающих за совершеннолетним ребенком, признанным недееспособными инвалидом.

Конституционный суд РФ встал на сторону Инны Дашковой. Судьи КС РФ признали положения Федерального закона «О страховых пенсиях», регулирующие назначение фиксированной выплаты к страховой пенсии родителей, ухаживающих за совершеннолетним ребенком, признанным недееспособными инвалидом, не соответствующими Конституции Российской Федерации.

– Признать часть 3 статьи 17 Федерального закона «О страховых пенсиях» не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (части 1 и 2) и 39 (часть 1), в той мере, в какой она в силу неопределенности нормативного содержания, порождающей на практике неоднозначное ее истолкование и, соответственно, возможность произвольного применения, допускает в системе действующего правового регулирования различный подход к решению вопроса о праве родителя инвалида с детства на сохранение после достижения этим инвалидом совершеннолетнего возраста и признания его судом недееспособным повышенной фиксированной выплаты к страховой пенсии по старости, установленной такому родителю, притом что он фактически продолжает осуществлять необходимые данному инвалиду с детства постоянный уход и помощь (надзор), – говорится в постановлении Конституционного суда РФ.

КС РФ своим постановлением обязал федерального законодателя в срок не позднее шести месяцев со дня вступления его в силу устранить неопределенности в пенсионном законодательстве в части признания недееспособного инвалида с детства, нуждающегося в постоянном постороннем уходе и помощи, находящимся на иждивении своего родителя при определении его права на повышение фиксированной выплаты к установленной ему страховой пенсии по старости. В документе указано, что решение окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу со дня официального опубликования, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

По материалам https://dislife.ru/materials/3027


Вверх!